Духовный путь. Любовь, причиняющая неудобства

Мое сердце часто переживает боль, когда я как пастор обращаюсь к церкви: «Братья, посетите больного, подойдите ко мне, кто готов послужить». Сколько раз мой призыв к церкви, к собранию в несколько сотен людей, оставался абсолютно безответным! И не по жестокосердию верующих, а по одной простой причине: там надо что-то доделать, здесь что-то достирать, докопать… У каждого из нас масса дел, нет такого человека, который не занят. И это объективная занятость, объективно важные дела, и когда человек будет объясняться, ссылаясь на свою занятость, перед Богом, я не смогу его упрекнуть. Но это не есть любовь, которая не ищет своего.

Скачать

 

Павел Желноваков

Сегодня я хотел бы предложить для размышления место Священного Писания из Евангелия от Луки, 11 глава, стихи 5-10. В этой главе Иисус Христос, обращаясь к своим ученикам, отвечает на вопрос, как им молиться. Но в той истории, которую Господь рассказывает вслед за тем, как учит их произносить молитву «Отче наш», Он предлагает им интересное размышление, которое выражает не только узкий пример, не просто момент отношения к молитве, но отношение к жизни в целом.

«И сказал им: положим, что кто-нибудь из вас, имея друга, придет к нему в полночь и скажет ему: «друг! Дай мне взаймы три хлеба, ибо друг мой с дороги зашел ко мне, и мне нечего предложить ему»; а тот изнутри скажет ему в ответ: «не беспокой меня, двери уже заперты, и дети мои со мною на постели; не могу встать и дать тебе». Если, говорю вам, он не встанет и не даст ему по дружбе с ним, то по неотступности его, встав, даст ему, сколько просит. И Я скажу вам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит; и стучащему отворят» (Луки, 11: 5–10).

Итак, очень простая история. На первый взгляд, такое повествование не предполагает глубокого рассуждения. Поспешу вас разуверить: всякое слово Священного Писания глубоко, а земные примеры, с которыми мы встречаемся, содержат в себе лишь грани небесного, призванные научить нас.

Обычно в различных комментариях Библии это место называют «Притчей о докучливом друге», видимо, рассматривая поведение стучащегося друга как навязчивость.

Да, ситуация обычная. Поздний вечер, к тебе пришли, стучат в дверь, неурочное время, неудачный момент, а они все не отстанут никак, настойчиво требуя чего-то. Ты в конце концов (лишь бы отвязаться!) говоришь: «Да берите уже, что вам надо, только отстаньте…»

Словом, эту историю рассматривают как рассказ о навязчивом, докучливом человеке. И вывод делают соответствующий: дескать, он дал, конечно, но ситуация не очень красивая и вообще не пример для подражания. Мы читаем эту историю и думаем: а стоит ли поступать так, чтобы нам давали по нашей неотступности? Однако Христос делает противоположный вывод. Он говорит: «просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам». Господь почему-то предлагает нам подражать этому «навязчивому другу»… Но я скажу Вам, что это не навязчивость, а самая что ни на есть здравая настойчивость.

Попытаемся взглянуть внимательнее на эту историю. В ней мы неожиданно для себя сталкиваемся с одной очень важной гранью — гранью любви!

Тот человек, который стучался, действовал, исходя отнюдь не из потребительского чувства. Это не та ситуация, когда ко мне ночью стучатся в дверь, я открываю, а там стоит такой шатающийся «кадр» и дышит мне в лицо: «Слушай, дай стакан, мы тут у тебя на площадке…» Безусловно, его просьба, его потребительское желание не найдет удовлетворения с моей стороны. Друзья, в этой притче говорится не о поощрении потребительства, когда мы эгоистично поступаем по отношению друг к другу. Так случается, что порой люди потребительски относятся к братьям, сестрам, пасторам… Но в истории, рассказанной Христом, речь идет не об эгоизме, когда человек требует повышенного внимания к своей персоне. Речь идет о любви, которая решается на очень непростой шагосознанно причинить неудобство другому человеку.

Да, дорогие друзья, это любовь. Так поступал Иисус Христос. Обратите внимание: о Его любви, когда Он пришел в этот мир, нельзя было сказать, что она никому никогда не причиняла никаких неудобств. Ведь именно поэтому, как мы видим из евангельского повествования, люди порой хотели избавиться от Иисуса и в конце концов сделали это! Люди, которым Он по любви Своей творил так много добра, кричали: «Распни Его!» Их не устраивала Его любовь, Его личность и служение. Евангелие от Матфея говорит, что книжники и фарисеи из зависти сделали это: они завидовали Его славе, Его успеху. Их раздражал, причинял неудобство сам факт, что Богочеловек находился среди людей.

Христос — это любовь. Любовь, Которая сошла с Небес и, приходя в жизнь людей, сознательно и целенаправленно причиняла неудобства их эгоизму, гордыне, греховному образу жизни. Именно поэтому и сейчас любовь Иисуса Христа часто отвергаема: она причиняет неудобства.

В повседневной церковной жизни мы часто совершаем ошибку: пытаясь быть духовными людьми, христианами, думаем, что нам удастся «обойти 33 угла» и быть хорошими для всех. Об этом Иисус Христос сказал: «Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо!» (Лк. 6:26). Не получится абсолютно всем угодить! Не будет так, что у кого ни спроси, все скажут: «О, это такой хороший человек!» — и у всех при упоминании вашего имени будет только положительная реакция. Такого не бывает. Мы, к сожалению, в церковной жизни не отваживаемся на серьезный и решительный шаг — причинить неудобства друг другу. Именно в этом суть нашего сегодняшнего размышления. Нам надо освободиться от иллюзии: не бывает любви, «огибающей 33 угла». Есть любовь, сошедшая с Небес, которая осознанно причиняет нам неудобства. И именно такой любви Господь учит нас. Любое слово, звучащее с церковной кафедры, если это слово движимо любовью, будет не очень-то удобно. Речь не идет о проповеди «в пику» всему, о проповеди в духе авангардизма, цель которой — во что бы то ни стало причинить неудобство человеку. Неудобство не является целью любви. Ее цельслужение людям, достижение совершенства.

Любое служение в церкви, любые взаимоотношения складываются так, что мы вынуждены кого-то беспокоить. Руководителю хора надо побеспокоить поющих, кому-то подсказать, кого-то поправить, возможно, к неудовольствию этого человека… Пастору придется когда-то сказать: «Братья и сестры, огороды — это хорошо, но давайте будем молиться и доверять Господу даже в этом вопросе, чтобы жизнь церкви не превратилась в сезонное христианство, чтобы не пустели летом собрания, чтобы народ Божий славил Господа в воскресное утро там, где этому должно быть — на церковном богослужении, а не над капустной грядкой». И эти слова далеко не всем прольются елеем на сердце. Любовь идет по пути причинения неудобства, вместе с ней и мы будем вынуждены двигаться таким же образом.

Рассмотрим важнейшие грани «притчи о докучливом друге».

Первое, о чем мы можем сказать: любовь желает быть понятой. Тот человек, который принимал решение пойти и постучаться поздно ночью в дом своего друга, рассчитывал на понимание. Поставьте себя на его место: к кому бы вы пошли, если бы вдруг ночью у вас возникла какая-то нужда? Я представляю себя в этой ситуации: к кому бы я решился постучаться ночью? Однозначно, я не решился бы постучаться к соседям: я не уверен, что мне вообще открыли бы, а если б и открыли, то неизвестно, какую реакцию я бы встретил. Вероятно, я смог бы постучаться к ограниченному числу людей. К людям, которые меня понимают, которые, услышав мой голос из-за двери, откроют и не выскажут никакого упрека. Представьте себе: ночью к вам стучат в дверь, вы встаете с постели и думаете: «Кто это посмел так поздно меня беспокоить?» Вы подходите к дверям, решительно открываете и… Ваше решительное состояние мгновенно улетучивается, и вы, увидев близкого Вам человека, обеспокоенно спрашиваете: «Дорогой друг, что-нибудь случилось? Чем я могу тебе помочь? С чего начнем: с чая или кофе?» Есть люди, к которым я именно так и отнесусь. Самый первый вопрос — что случилось? Второй — чем я могу тебе послужить? Эти люди — мои друзья, которым я доверяю. Любовь, когда она стучится в неудобное время, когда она делает это сознательно, выражает тем самым свое доверие. Если я постучался в дверь своего друга — я доверяю ему. Если ко мне поздно ночью постучался человек, я восприму это как знак доверия. Он до такой степени доверяет мне, что решается поздно ночью просить меня о помощи — значит, он действительно в ней нуждается. Я могу сказать, что в этой притче о докучливом друге плохо выглядит не тот человек, который стучался в дверь, — плохо выглядит тот, у кого искали понимания, но не нашли. Он не поторопился встать и помочь из-за банальных бытовых причин, из-за обычных неудобств.

Дорогие друзья, Божья любовь стучится в наши сердца. Возможно, служение, которое нам предлагается, нанесет некоторый ущерб нашему финансовому положению. Возможно, оно нанесет удар моему семейному благополучию. Я повторяю: возможно. Но, друзья, Божья любовь всякий раз выражает нам доверие.

Апостол Павел, понимая это, однажды произнес: «Посему, имея по милости Божией такое служение…» (2-е Кор. 4:1). Он говорил, что даже не достоин называться апостолом. Павел понимал, что Господь Иисус Христос в любви Своей доверял ему, оказал великую честь, доверил великое служение, которого апостол не достоин, не заслужил. И это служение, с бытовой точки зрения, наполнило жизнь Павла неудобствами — сколько ударов палками, сколько преследований, сколько гонений и опасностей! О них апостол говорит в своих посланиях, особенно в посланиях к Коринфянам. Друзья мои, это — кредит доверия.

Имеем ли мы такой взгляд? Когда пастор с кафедры призывает нас к чему-либо, когда кто-то из окружающих просит нас о помощи — как мы на это смотрим? Мы, наверное, думаем, что нам хотят причинить неудобство и пытаемся поскорее увильнуть в сторону? А потом еще смотрим на себя и удовлетворенно гладим по сердцу: вот как ловко я отвертелся. А ведь на самом деле в этом случае мы проигрываем! По-крупному проигрываем! В этом, к сожалению, преуспел противник души человеческой: мы не рассматриваем любовь, которая обращается к нам за помощью, с точки зрения доверия, мы не видим ее желания быть понятой. А ведь именно так действует любовь в нашей жизни. Именно так действует Христос. Так обращался Господь к одному из своих пророков: «Кого Мне послать?» И вот загорелся дух пророка Исаии, и он говорит: «Вот я, пошли меня», хотя это было связано с определенным неудобством для этого человека.

Итак, любовь оказывает нам доверие и желает быть понятой, когда стучится в нашу жизнь, причиняя нам неудобства.

Второе, что мы можем увидеть в этой ситуации: любовь ранима, но вместе с тем мужественна. Рассмотрим одно очень яркое место Священного Писания, Книгу Песни Песней, 5 главу начиная со 2 стиха, где описано, как человек постучался в дверь к своей возлюбленной, а она в тот момент находилась уже на ложе. Умылась, приготовилась ко сну, и вот стучится любимый человек. Дорогие друзья, все то же самое, ситуация повторяется один в один: стучится любовь. Эти стихи раскрывают нам внутренние переживания невесты: «Я сплю, а сердце мое бодрствует; вот, голос моего возлюбленного, который стучится: «отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя! потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои – ночною влагою». Я скинула хитон мой; как же мне опять надевать его? Я вымыла ноги мои; как же мне марать их? Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь скважину, и внутренность моя взволновалась от него. Я встала, чтоб отпереть возлюбленному моему, и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка. Отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушел. Души во мне не стало, когда он говорил; я искала его, и не находила его; звала его, и он не отзывался мне». (Песн. 5:2-6). Далее идет трагическое повествование о том, как она с трудом ищет, как она советует своим подругам никогда так не поступать, не отвергать любви, не оказаться медлительными, когда к ним постучится любовь.

Мы вновь видим картину обычного бытового неустройства: «Я скинула хитон мой; как же мне опять надевать его? Я вымыла ноги мои; как же мне марать их?» Как это созвучно с той ситуацией, о которой мы прочли в Евангелии от Луки, в притче о «докучливом» друге!

Дорогие друзья, любовь ранима! Мы иногда не учитываем этого. Мы думаем, что Божья любовь будет пробиваться сквозь все заслоны, сломает все преграды, которые мы ей выставляем. Мы не понимаем, насколько сильна эта Любовь, Которая была распята за наши грехи и преступления на Голгофском кресте. Эта любовь движима в нашей жизни Духом Святым, библейский символ которого — голубь. Голубь — очень нежная птица, и мы знаем, как легко он вспархивает и улетает при малейшем резком, неверном движении. Друзья, мы иногда совершаем серьезную ошибку: любовь стучится в нашу дверь, дверь нашего сердца, нашей жизни, любовь предлагает нам что-то, а мы оказываемся слишком медлительными! Как сказал однажды Иисус Христос: «О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки…» (Лк. 24:25)

Однажды я находился в непростой ситуации, когда очень и очень нуждался. Это был вопрос служения, это был вопрос здоровья и многих других вещей. Я обратился к своим друзьям. Долгие годы мы поддерживали хорошие взаимоотношения, считая друг друга друзьями. Никогда на протяжении этих лет я не обременял их и не беспокоил никакими особенными просьбами. И вот мне пришлось это сделать. В сердце моем было спокойствие и уверенность. Я написал письмо и, не вдаваясь в особые детали, изложил свою просьбу. Я сказал: «Я очень и очень нуждаюсь. Могли бы вы мне помочь тем-то и тем-то?» Мне долго пришлось ждать ответа, напоминать несколько раз и в результате я получил отрицательный ответ. Я даже не получил объяснений, которые помогли бы мне понять, почему со мной так поступают. Все было написано предельно просто: «Мы не заинтересованы в этом вопросе». Дорогие друзья, мое сердце получило глубокую рану. Не потому, что я слабый человек. В моей жизни достаточно мужества, достаточно смелости, но мое сердце болело в тот момент. И я до сих пор переживаю эту боль.

Дорогие друзья, любовь ранима. Она мужественна: я не разорвал отношений с этими людьми, хотя считаю, что они поступили не по-дружески. После этого случая мне горько и больно слышать, когда они называют меня другом, потому что это не дружба.

Любовь ранима, к ней нужно относиться очень бережно. Священное Писание говорит: «Мертвые мухи портят и делают зловонною благовонную масть мироварника: то же делает небольшая глупость уважаемого человека с его мудростью и честью». (Еккл. 10:1) Мы иногда не понимаем, насколько важно беречь эту глубоко интимную, чувственную часть наших отношений, насколько важно серьезно и бережно к этому относиться, потому что когда любовь стучится, когда она причиняет неудобства (поверьте, другой любви не бывает, и Бог будет учить нас именно так поступать по отношению друг к другу), такие вещи, как холодность, расчетливость, бытовое устройство, наносят сокрушительные удары по любви. Нам важно это знать и помнить, потому что порой мы не учитываем эти вещи и сухо относимся к близкому человеку.

Мы более склонны думать о таком образе любви, которая все преодолевает, все превозмогает, не учитывая, что любовь очень чувствительна, что она глубоко переживает отказ, отвержение. Вспомните, как глубоко переживал такой отказ богатый человек, пригласивший своих друзей на пир, в одной из евангельских историй Христа. Он пригласил всех заранее, и вот, ближе к назначенному времени, они вдруг начали посылать отговорки, которые глубоко травмировали сердце этого человека. «Я купил волов, надо их проверять – не могу прийти», «Я приобрел имущество, надо его обживать – не могу прийти», «Я женился – не могу прийти». Дорогие друзья, его любовь была глубоко задета такими словами и отношением.

Поверьте, не всякое обращение за помощью связано с потребительством, с эгоизмом. Но как порой холодно реагируют наши сердца! Какие несущественные причины обычного бытового характера мы приводим в оправдание своего отказа! И сердце настоящего верующего, святого человека начинает болеть и взывать: «Господи, доколе?» И надо отдать должное этой любви, когда она, преодолевая внутреннюю боль, боль отверженности и непонимания, продолжала стучаться.

Постарайтесь понять этого человека, «докучливого» друга, который, переступая через бытовые мелочи, все равно просил ответить ему. Он все равно продолжал настаивать. Сколько мужества требуется, чтобы перешагнуть через боль, непонимание и продолжать настаивать. Ведь состояние его было подобно состоянию того возлюбленного — развернуться, уйти. Это не обида, какая часто возникает у нас. Это не обида разворачивалась и уходила, это не слабость. Это была внутренняя боль, высокая отверженная любовь. Насколько нужно быть мужественным человеком, чтобы подобно этому другу в такой ситуации продолжать стучаться и говорить: «Помоги мне, я не могу без этого, я действительно нуждаюсь!»

Следующее, о чем мы можем говорить: любовь не отличается расчетливостью. Любовь благоразумна – да, любовь рассудительна – да, но более всего, она не расчетлива. Этот человек говорит: «Мой друг с дороги зашел и мне нечего предложить ему». «Но ведь это твои проблемы!» — можно ответить на такую просьбу. Я всегда говорю, что в церкви Христовой нельзя так даже думать, потому что очень скоро мои проблемы станут твоими проблемами, а твои проблемы — моими. С духовной точки зрения, ты всегда должен быть готов к служению. У тебя должно быть что сказать, должно быть что предложить, должно быть время, которым ты можешь послужить. Этот человек из притчи обнаруживает странное качество: он, видимо, не очень-то расчетлив. Но тогда и Иисуса Христа можно в этом упрекнуть, потому что апостол Павел о Нем говорит так: «Ибо вы знаете благодать Господа нашего Иисуса Христа, что Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою» (2-е Кор. 8:9). Да, Иисуса можно было упрекнуть в отсутствии расчетливости, но почему? Да потому, что Он все растрачивал на людей! Я думаю, такие упреки сыпались в адрес Христа и Его учеников. Я думаю, тот человек, который не хотел открывать ночью дверь своему другу, рассуждал примерно так: вот, ему что-то надо от меня, а почему он сам не позаботился об этом раньше?!

Друзья мои, я хочу сказать: если мы движимы любовью, движимы желанием служить людям, мы неизбежно попадем в ситуацию, когда у нас чего-то не останется. Если служим словом — когда-то ощутим, что внутренние сосуды опустели. Если несем служение милосердия — наверняка когда-то нам нечем будет помочь человеку. Если служим гостеприимством — однажды столкнемся с проблемой пустого холодильника: друг пришел, а нам нечего ему предложить.

Да, бывает просто неразумная жизнь, и глупость нужно отличать от нерасчетливости. Но есть щедрая любовь, которая расточает самое себя и которая когда-то неминуемо столкнется с упреками в нерасчетливости. А ведь именно расчетливость убивает нашу веру! Поверьте, это действительно так. Движение же веры совсем не отличается расчетливостью. Когда мы в Ижевске начинали строить храм, у нас денег с трудом хватало на проект. Всякий человек, хотя бы отчасти знакомый с нашим положением, подвергался крайнему удивлению: «Да вы это как?.. Да вы вообще на какие средства?..» — не решаясь далее произнести. Для людей этого мира мы были либо авантюристами, либо теми, кто как-то по-другому мыслит. Если мы обратимся к примерам Священного Писания, то увидим, что некоторому роду людей расчетливость не свойственна вообще. Значительная часть Нагорной проповеди Иисуса Христа называется заповедями блаженства. С библейской точки зрения, блаженство — это счастье неземного характера и происхождения, которое не определяется богатством, материальным благополучием. Блаженный значит счастливый. А вы знаете, как счастливые люди поступают? Я всегда привожу в пример мужа своей сестры: когда он женился, он сказал: «Я женюсь один раз!» Он не богатый человек, но свою свадьбу сыграл весьма щедро. Счастливым людям не свойственно состояние приземленной расчетливости. Однажды Иисус Христос даже сказал, что сыны века сего иногда оказываются умнее сынов света в своем роде, то есть нас с вами. Почему? Да потому что мы с вами блаженные люди, которые живут в совершенно ином, нежели другие люди, измерении, измерении Царства Божьего. А это измерение любви! У меня и так немного, а я еще даю… У меня и так времени нет, а я еще трачу… Дорогие друзья, счастливый человек теряет приземленную расчетливость, которая в конце концов, как говорит мудрый Соломон, становится сверхмерной бережливостью или, проще говоря, скупостью. Я еще раз подчеркиваю, благоразумие и рассудительность — это качество Божьей премудрости, но сейчас речь не об этом. Когда мы начинаем поступать расчетливо и из-за этого страдают наши взаимоотношения, а мы становимся людьми скудными для ответа на нужду ближнего, то это совершенно другое измерение. Любовь не отличается расчетливостью. Этот человек пришел и просил помощи, потому что у него ничего не было. В этом его можно было упрекнуть, что и сделал его друг.

Следующее важное качество, на которое нам стоит обратить внимание: любовь призывает настойчиво. Не навязчиво, но настойчиво. Мы уже говорили, что этому человеку, другу, хватило мужества, чтобы продолжать стучаться, просить, преодолевая внутреннюю боль и отверженность. Мы видим подобное и в Иисусе Христе, когда однажды (мы читаем об этом в Евангелии от Матфея 23:37) Он, глядя на Иерусалим, плакал, его сердце было травмировано, оно болело, и со слезами на глазах Иисус говорит: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» Друзья, птица собирает птенцов под крылья с великой любовью. Не так давно мы читали с детьми историю о том, как аисты, жертвуя собственной жизнью, спасали от гибели своих маленьких детей. Собирая детей под крыло, птица выражает свою заботу и любовь к ним. «Хотел собрать детей твоих» — этим Иисус выражает любовь к избранному народу, евреям. «Сколько раз!» — говорит Господь. Не один, не два, не три!

Однажды апостол Петр задал своему Учителю вопрос: «Сколько раз прощать? до семи ли раз?» На что Господь ответил: до семижды семидесяти!.. Бессчетное количество раз любовь продолжает ожидать, не ставит крест на человеке.

В моей жизни было достаточно много ситуаций, когда я ожидал годами. Господь учил меня, чтобы не торопиться выносить приговор людям, перечеркивать судьбы.

Друзья, любовь настойчиво призывает. Дары и призвания Божьи непреложны, мы даже и не предполагаем, как настойчиво любовь ожидает и призывает! Посмотрите на Иуду. Он нес ответственность за финансы, и внутренность его была с червоточинкой. Иисус знал об этом, но не отнял у Иуды его призвания. До самого последнего момента этот человек нес ответственность за денежный ящик. Да, Библия говорит, что неблагонадежен тот человек, который оглядывается назад. Но я всегда повторяю, что нельзя, нельзя лишать надежды такого человека: когда-то он станет благонадежным. Если сегодня, сейчас в отношении вас наставник делает вывод, что вы еще не совсем надежный человек, то это не звучит как окончательный приговор. Это постановка диагноза с рецептом лечения: трудись, работай сердцем своим, мы поддержим тебя в молитве. Ты должен стать надежным человеком и не оглядываться назад! Твое призвание, твой дар непреложны и неизменны от Вечности, и никто и ничто не в праве лишить тебя этого!

Дорогие друзья, любовь стучится и призывает настойчиво. Люди спотыкаются, падают, сдаются, а призвания Божьи остаются непреложными. Божья цель для человека остается неизменной. «Сколько раз я хотел вас собрать», — с великой любовью говорит Иисус Христос.

Но не стоит делать только одной ошибки: думать, что всю жизнь эта любовь будет бесконечно стучаться, стучаться, стучаться… Нельзя забывать о том, что любая отверженность, отказ причиняют боль любви Господа нашего Иисуса Христа. Порой мы не реагируем на призыв Небес, не обращаем внимания на призыв Церкви… Друзья, не надо относиться к этому несерьезно или, хуже того, заигрывать. Нужно принять это как неотъемлемое качество любви, которая причиняет неудобства, делает это настойчиво, призывая нас раз за разом к служению, посвящению, изменению отношений. Но нельзя спекулировать на любви. Нельзя жить, думая, что «Бог простит, потому что это Его профессия, Бог все равно призовет — это Его задача». Помоги Господь каждому по достоинству оценить мужественную настойчивость любви!

Еще один важный момент: любовь не ищет своего. Об этом говорится в известном месте Писания, в Первом Послании к Коринфянам, 13 главе, 5 стихе, где дается потрясающий портрет Христовой любви. «Любовь не ищет своего…». В рассматриваемой сегодня истории мы видим это очень ярко: человек, который стучался в дверь своего друга, просил не для себя! Его, возможно, тоже застали врасплох, как это часто бывает в нашей жизни. И он приходит к своему другу, рассчитывая на понимание, доверчиво стучась ночью: «Помоги, друг! Не для себя прошу». Именно служение ближнему заставляет нас причинять неудобства окружающим. Таков Божий замысел. Если вы призваны и поставлены на какое-то служение, то вы не сможете во всем справляться сами. Когда передо мной как перед служащим человеком встанет какая-то задача, я вынужден буду тормошить других людей. Мы обращаемся к более состоятельному западному христианскому миру не из потребительства, мол, дайте нам от вашего богатства. Друзья мои, это любовь стучится! Переживая множество отказов, я ощущаю внутреннюю боль, но в то же самое время понимаю: чтобы мне в России реализовать какие-то проекты, на которые есть рвение, люди, возможности, но не хватает финансов, я должен стучаться. Я должен говорить и убеждать: я не могу без вас, дорогие западные братья и сестры! Я не рассматриваю вас как денежный мешок, унижая вас таким отношением. Я просто в любви своей прошу: помогите мне, потому что в своем служении Богу я должен это сделать, и я не могу это сделать без вас!

Когда я иду посетить больного, я всегда чувствую себя неуютно, если иду один. Я прихожу и чувствую себя «располовиненным». Я могу посидеть, поговорить, помолиться, ответить на вопросы, но, вы знаете, все это немного не то. Поэтому я нередко обращаюсь к какой-нибудь сестре во Христе, уже в возрасте, или часто со мной идет моя мама. Эффект получается гораздо больший, после такой встречи и на душе радостней. Да, можно быть «мастером на все руки», как говорится, «и швец, и жнец, и на дуде игрец». Да, я могу прийти, и слово сказать, и помолиться, и спеть, и сделать приятный подарок… Но, друзья, это не есть совершенный Божий замысел. Всякий раз, когда мы стоим перед фактом необходимости служения другим людям, то чем серьезнее служение, тем больше мы нуждаемся в поддержке, тем сильнее нам придется тормошить окружающих: «Давай, брат, сестра, подключайся, надо, Господь призывает». Да что ему надо, этому пастору?! Сколько можно меня беспокоить?! Да, друзья, я тормошу. Я беспокою совесть человеческую, в определенную минуту давлю убеждением на душу, пытаюсь вдохновлять, и все по одной причине: у меня есть нужда, есть задача, которую поставил Бог. Это не мне надо, это для служения Господу надо. «Друг, дай! Потому что друг пришел ко мне ночью и мне нечем его угостить! Дай хотя бы взаймы!» А я лежу. Я сплю. Двери заперты. Дети со мной на постели. Не встану. Не дам тебе. НЕ ХОЧЕТСЯ.

Мое сердце часто переживает боль, когда я как пастор обращаюсь к церкви: «Братья, посетите больного, подойдите ко мне, кто готов послужить». Сколько раз мой призыв к церкви, к собранию в несколько сотен людей, оставался безответным. И не по жестокосердию, а по одной простой причине: там надо что-то доделать, здесь надо достирать, докопать… У каждого из нас масса дел, нет такого человека, который не занят. Это все объективные причины, и когда человек будет объясняться, ссылаясь на свою занятость, перед Богом, я не смогу его упрекнуть. Но это не есть любовь, которая не ищет своего.

Клайв Льюис в одной из своих книг привел весьма поучительный пример. Сидят маленькие гномики за столом, перед ними лежат такие большие ложки с длинными-длинными ручками. Они пытаются этими ложками кушать, ворочают их, у них ничего не получается: не по их маленьким ручкам такие ложки. И они злятся оттого, что хочется есть, а ложку никак не донести до рта. И они никак не могут понять, что выход прост: взять ложку и начать кормить ею другого человечка! Потому что таков замысел этой трапезы — чтобы ты кормил кого-то другого, а этот кто-то кормил тебя. Так и в церкви Христовой. Бог намеренно ставит нас в такое положение, чтобы мы оказывались зависимы друг от друга. У одного есть время и силы, у другого — финансы, у третьего — молитвенные возможности. При моей занятости я иногда говорю Богу: «Господь, пусть появится кто-то, кто будет ходатайствовать за меня перед Тобой, потому что я не в состоянии молиться столько, сколько надо, чтобы мое служение было успешным». Мы зависимы друг от друга. Любовь не ищет своего. Когда перед нами встает задача, мы вынуждены беспокоить других людей, причинять им неудобства не для того, чтобы облегчить положение себе, но для того, чтобы исполнить Божью волю.

Итак, любовь причиняет неудобства вполне осмысленно, но целью любви не является причинение неудобств. Ее цель — достижение святости и познание Господа. Неудобства возникают оттого, что мы живем в греховном мире и наше сердце часто объято эгоизмом и потребительством. Это ярко видится на страницах Священного писания: Иисус Христос — воплощение Божьей любви. Эта Любовь стучалась к людям, служила им, наставляла их, и они чувствовали себя побеспокоенными. Им было порой крайне неуютно в сердцах своих, и именно это побуждало их кричать: «Распни Его!» Это кричала их греховная внутренность в упрямой попытке избавиться от Христовой любви, стремящейся к человеку. Поверьте, и сейчас наша греховная внутренность реагирует точно так же. Мы точно так же, как евреи 2000 лет назад, отталкиваем эту любовь и даже распинаем ее. Хотя Писание призывает нас поступать совершенно иначе: «Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями». (Гал. 5:24)

Дорогие друзья, что будет говорить наше сердце: «Распни Его» или «Распни себя»? Апостол Павел говорил: «Ибо многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги креста Христова» (Флп. 3:18). Он говорил, имея в виду не грешников, но обращаясь прежде всего к Церкви, к братьям и сестрам. Друзья мои, нашим образом жизни, нашим эгоизмом, потребительством, приземленностью мы способны распинать нашего Господа. Какое решение мы примем? Будем ли мы распинать плоть со всеми ее страстями или будем распинать Христа своим образом жизни? Вопрос стоит очень серьезно.

И последнее. Друг, который стучался, преодолевая все, получил ответ на свою нужду. Положительный ответ. Христос сказал: «Если, говорю вам, он не встанет и не даст ему по дружбе с ним, то по неотступности его, встав, даст ему, сколько просит». Неотступность не украшает человека, у которого выпросили, но она украшает того, кто проявил настойчивость, украшает любовь, которая мужественно, преодолевая внутреннюю боль, движется в служении, причиняя неудобства окружающим. Этокачество и украшение любви, которая достигает результата. Сам Христос, подытоживая, говорит так: «Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы? Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона? Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него» (Лк. 11:11–13). Любовь достигает результата. Будьте уверены, когда наше сердце движимо всем тем, о чем мы сегодня с вами говорили, результат обязательно придет. Возможно, нам придется ждать, преодолевать боль, отверженность, непонимание, возможно, нам придется, отказываясь от поиска своих интересов, беспокоить людей, забывать про расчетливость и двигаться в щедрости нашего сердца. Все это найдет должное вознаграждение и обязательно принесет плоды в нашей жизни.

Распятый Христос есть та самая любовь, которая причиняла неудобства не только окружающим людям, но и самой себе. Это та самая любовь, о которой мы сегодня говорили, которую люди порой не понимают, не узнают, но поверьте: не бывает другой любви. Если мы хотим ее понять, принять, обильно выразить в нашей жизни, то пусть все, о чем мы говорили, глубоко проникнет в наши сердца.