Павел Желноваков: Ошибка Кальвина в вопросе предопределения

Размышления по вопросу ошибок Кальвина и его последователей в вопросе предопределения и не только...

Кальвинизм в лице своих основных направлений: пресвитерианства, реформатства и конгрегационализма — представляет собой систему богословских взглядов, в основу которых положены принципы безусловного предопределения, ограниченного искупления и вечной безопасности верующих, от них не зависящей. Вместе с тем в силу богословского невежества или непонимания идей кальвинизма эти взгляды в последние годы все активнее проникают в среду евангельских церквей и принимаются ими. Кальвинизм базируется на пяти основных утверждениях, которые известны как пять пунктов кальвинизма, основания для которых в Писании так и не найдено.

1. Total Depravity (полная греховность), т.е. люди совершенно неспособны услышать Бога и покаяться. Они вообще ни на что не способны, т.к. мертвы, поэтому Бог делает все Сам, но только для избранных.

2. Unconditional Election (безусловное избрание), т.е. избрана для спасения только часть человечества, остальные сотворены для вечных мучений, которые должны как-то возвеличить Божью любовь и благодать. У неизбранных нет ни шансов, ни возможностей для покаяния, т.к. они сотворены для ада!

3. Limited Atonement (ограниченное искупление), т.е. Христос умирал не за всех, а только за избранных, поэтому у остальных нет никаких шансов на оправдание и прощение, т.к. за них жертва не приносилась.

4. Irresistible Grace (непреодолимая благодать), т.е. спасение избранных определено от вечности. Что бы ни делал человек, Бог его все равно спасет. Благодать «насильно» заставит его покаяться. Выбора у избранного просто нет. Благодать безусловна.

5. Preservation of the Saints (сохранность святых), т.е. однажды спасенный человек уже никогда не может отпасть от Бога и спасения, что бы ни происходило в его жизни. Спасение невозможно потерять.

Кальвинизм в своих убеждениях неоднороден: кто-то придерживается умеренных взглядов, кто-то крайних, а кто-то считает себя кальвинистом «четырех принципов», либо принимает только один. Однако как бы он ни был представлен, кальвинизм остается кальвинизмом, корни которого уходят еще к некоторым ошибочным взглядам Августина и Мартина Лютера. Основным камнем основания этого учения, определяющим кальвинизм как систему еретических взглядов, является ограниченное искупление. Это не означает, что другие пункты библейски верны, но просто означает, что без этого утверждения кальвинизм просто развалится. Это заблуждение в отношении искупления логически обосновано и необходимо в этой системе небиблейских взглядов, приятной и приемлемой только для «избранных». Если же быть еще более точными, то все эти пункты в разной степени не соответствуют Святому Писанию и представляют Бога в неверном свете, часто просто говоря ложь о Его природе, характере и таинстве Его любви и искупления. Каждый из этих ложных тезисов логически вытекает из предыдущего, создавая цельную еретическую систему.

Говоря о роли Жана Кальвина в вопросах истины или заблуждений, будет несправедливым признать его откровенным лжеучителем, как того хотелось бы некоторым христианам. Нельзя также утверждать, что этот человек не наследует спасения, и мы его не увидим в небесах. Этот вопрос вообще не во власти церкви или отдельных христиан. Нельзя также назвать его неким злодеем от богословия, как того кому-то хочется. Мы вообще не вправе судить этого человека, так как его путь завершен, и он уже дал отчет пред Богом. Да сохранит нас Господь от суда над тем, кто искренно, как он это себе представлял, служил Господу. Вместе с тем, необходим некий анализ убеждений, как самого Кальвина, так и его последователей, чтобы не оказаться вовлеченным в серьезные проблемы.

Причиной для написания данного небольшого исследования явилась обеспокоенность тем, что современное поколение, будучи достаточно активным в посещении сети Интернета, все чаще сталкивается с навязчивой идеей кальвинизма, не очень представляя себе, что это и как ему противостать. Это тем более важно, что нельзя принять один из взглядов, не принимая в дальнейшем и все известные пять пунктов. Последствия от этого весьма печальны. Многим христианам в России неплохо известны авторы популярных книг, но не все знают, что они в полной мере исповедуют учение кальвинизма: Джон Пайпер; Майкл Хортон; Роберт Спраул («Избранные Богом»); Артур Пинк; Джон МакАртур; Джон Оуэн; Джеймс Пакер и другие. Пожалуй, внимание и осторожность при знакомстве с их трудами, явно не помешает.

Начиная некоторое исследование этой системы взглядов, будет разумно представить прежде всего библейские тексты о предопределении и избрании и то, как это представлено в Писании. Это важно, т.к. у большинства христиан с именем Кальвина и учением кальвинизма связаны именно идеи предопределения. Размышления и замечания по приведенным ниже текстам представляются в контексте идей кальвинистов.

1. «...зная, что не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца, предназначенного еще прежде создания мира, но явившегося в последние времена для вас (1Петра 1:18-20).

Трудно представить себе, что в контексте идей кальвинизма Отец спланировал Своему Сыну такую судьбу и все сделал для того, чтобы она именно так и состоялась. В этом случае люди просто пешки в какой-то космической непонятной игре. Более того, в этом случае Бог некий виновник появления зла и верить Ему тогда весьма сложно. Все это абсолютно противоречит образу Бога на страницах Библии.

2. «Посему, братия, более и более старайтесь делать твердым ваше звание и избрание; так поступая, никогда не преткнетесь» (2Петра 1:10).

Интересно, как же можно делать твердым наше избрание, если оно произошло задолго до нашего рождения и, соответственно, происходило вне нашего желания и воли, как тому учат кальвинисты?! Если же я призван как-то влиять на это избрание, значит, моя воля способна и призвана избирать, даже стараться это делать, а не быть неким рабом обстоятельств.

3. «Притом знаем, что любящим Бога, призванным по [Его] изволению, все содействует ко благу. Ибо кого (выделено мною) Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил». (Римлянам 8:28-30)

Ключевым словом для понимания этого текста является вопрос предопределения, вытекающего из понимания предузнания. Однако этот текст ясно говорит о существовании человека, которого предузнают, т.к. Бог предузнал некую уже существующую личность. Это ясно видно в самом тексте, т.к. там употреблено личностное обращение «кого». Нельзя говорить о ком-то, если его нет.

4. «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас во Христе всяким духовным благословением в небесах, так как Он избрал нас в Нем прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви, предопределив усыновить нас Себе чрез Иисуса Христа, по благоволению воли Своей» (Ефесянам 1:3-5).

Подобное избрание может выглядеть просто как желание, если не учесть некоторых законов времени и пространства, а также тех измерений, которые нам не совсем ведомы. Первые главы книги Бытие говорят о создании мира и человека. Если же еще нет мира, нет и нас: кого же тогда избирать? Поэтому речь идет не о возможном выборе кого-то из общей массы уже созданных людей, а о именно определении для избрания. Это как некий проект в моем сердце, которому я хочу дать будущность. Ключевая фраза для понимания в этом тексте «в Нем». Именно здесь кроется ответ на этот вопрос.

Другие библейские тексты Библии, упоминающие Божью суверенную власть в определении различных событий: судьба Израиля; ожесточение фараонавремен исхода евреев из Египта; избрание Иакова и отвержение Исава и т.д., — представленные в послании к Римлянам, имеют несколько другой смысл и не относятся к вопросу спасения. Очень важно для нашего размышления определиться с текстами: относятся ли они к спасению или же к другим вопросам богословия. Смешивать эти тексты в одно, искусственно подгоняя их под некую известную идею, приведет только к еще большему непониманию вопроса.

Прежде всего стоит обратить внимание на различную последовательность в вопросах избрания, представленную апостолом Павлом в двух посланиях:

Римлянам: предузнал - предопределил - призвал - оправдал - прославил.

Ефесянам: избрал - предопределил.

Даже быстрого взгляда на данные тексты достаточно, чтобы увидеть различие в изложении. Что же все-таки раньше: избрание или предузнание? Неужели апостол Павел так и не определился с последовательностью в столь важном вопросе? Думать так — это подозревать Бога в том, что Он не участвовал в написании апостольских писем, а это уже грех! А может, это мы, в частности кальвинисты, усложняем этот вопрос, доводя его до некого тупика и глубоких распрей? Апостол Петр добавляет еще одну загадку: согласно его учения, на наше избрание в вечности мы как-то можем влиять, находясь во времени, т.е. «делать его твердым». Если же избрание произошло «в Нем прежде создания мира», как же можно повлиять на это избрание, нас ведь тогда просто не существовало и нас никто не спрашивал! Это те вопросы, которые по разным причинам не задал себе как сам Кальвин, так и не спешат задать его последователи.

Понимание слова «предопределил» говорит о Его суверенной воле, но основывающейся на понятии «предузнания», т.е. предварительно полученного знания, чтобы сделать предвечный выбор. Это возможно только в том случае, если уже есть объект предузнания, т.е. человек, иначе узнавать просто нечего. В принципе, Кальвин и многие современные учителя кальвинизма утверждают, что Бог действительно знал поступки человека во времени, однако знал просто потому, что Он их ему уже определил от вечности. Подобное объяснение ничего не меняет в ложном толковании вопроса, оставляя человека просто безвольной игрушкой в руках запредельного промысла. В этом случае необходимо будет дополнить апостольскую схему: предопределил поступки и жизнь, предузнал эти поступки, предопределил человека к спасению, призвал и далее. Что из этого получится, не стоит долго догадываться. Не уместно и неприемлемо здесь и гипотетическое знание, т.к. это будет связано не с опытным знанием, а с неким программированием или моделированием жизни и поступков человека. Вопрос предузнания невозможно понять, если рассматривать все в плоскости одного времени и пространства. Бог вне времени и над временем и пространством, и Он в то же время пронизывает это время и пространство. Он здесь и сейчас, как тому учит Библия!

Предузнание происходит над существующим объектом в мире времени и пространства, но предопределение и избрание происходит вне времени и пространства, «прежде бытия мира». По сути, согласно учению апостола Петра, наше избрание в каком-то смысле все еще продолжается через то, что мы можем делать его твердым. Видимо, в этом кроется печальная тайна людей потерявших веру и отпавших от спасения, о чем немало говорится в Писании. Бог, находясь вне времени и пространства, созерцает весь тварный мир и его историю в одно мгновение. Именно там, вне Вселенной, как говорит Павел (Евреям 1:6), в совете Бога происходят определения о судьбах людей и всего мира. Однако происходит это потому, что Бог видит всю историю этого мира, все мысли и поступки в ответ на Его действия милости и правосудия. Вместе с тем Его определения не носят характер некого приговора, не позволяющего людям покаяться или же отступить от веры. Если это не уточнить, то можно создать некий антипод кальвинистскому учению о вечном спасении, но уже в форме запланированного от вечности отступничества многих спасенных.

Конечно, некто сразу возразит; а как же с Иаковом и Исавом: «Ибо, когда они еще не родились и не сделали ничего доброго или худого (дабы изволение Божие в избрании происходило не от дел, но от Призывающего), сказано было ей: больший будет в порабощении у меньшего, как и написано: Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел. Что же скажем? Неужели неправда у Бога? Никак... Итак [помилование зависит] не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего» (Римлянам 9:11-14,16). Проблема Кальвина и его последователей в том, что они без всякого на то основания соединили воедино избрание к спасению и вопрос суверенной воли Бога по отношению к обетованиям и количеству милостей для человека, а также их роли в судьбе мира. Смотря на жизнь Исава, трудно увидеть в ней ненависть Бога в привычном для нас представлении. Понимание этого текста в том, что он касается не избрания к спасению, а вопроса планов Бога во времени, говорит о месте Израиля и Исава в истории. И если понимать волю горшечника над глиной так, как это понимал Кальвин, то зачем тогда Голгофская жертва Христа, горшечник и так властен над глиной...

Это же относится и к вопросу фараона, сердце которого было ожесточаемо Богом: «Ибо Писание говорит фараону: для того самого Я и поставил тебя, чтобы показать над тобою силу Мою и чтобы проповедано было имя Мое по всей земле» (Римлянам 9:17). Этот текст стоит рассмотреть в соединении с еще одним текстом из книги Исход: «И увидел фараон, что перестал дождь и град и гром, и продолжал грешить, и отягчил сердце свое сам (выделено мною) и рабы его. И ожесточилось сердце фараона, и он не отпустил сынов Израилевых, как и говорил Господь чрез Моисея» (Исход 9:34,35). Богу нужен был жестокий человек, Он и нашел его и привел к власти. Бог не делал сердце фараона заведомо жестоким, но Он прикасался к этому сердцу через обстоятельства его жизни, чтобы в фараоне эта жестокость проявилась, а это уже разные вещи, т.к. «Бог не искушается злом и Сам никого не искушает». Однако события времен фараона и действия Бога в этой истории также не относились к истине об избрании к спасению.

В понимании Апостола Павла, предопределение основывается не на беспричинном решении божественной воли одних спасти, а других погубить, а на всеведении и предвидении Божием (Римлянам 8:27-30). Это очень важно понять, т.к. без этого весь мир становится просто некой космической ошибкой или непонятной случайностью. Бог же тогда представляется не как Тот, чьи намерения благи и неизбежно исполнятся (Исаия 14:24), а как некая скучающая мировая сила, не очень заботящееся о том, что делает. Как всеведущий, Бог знает (опытно во времени) нравственное состояние людей и на основании этого предвидения, или знания, определяет людям неизбежную по законам Своей справедливости судьбу. Бог не создавал ад для людей (Матфея 25:41), но они туда попадают потому, что Он справедлив. Божья справедливость проявлена в том, что Он никому насильно не определяет ни добродетельную, ни греховную жизнь и тем более не лишает человека свободы, что видно уже с первых страниц Библии. Конечно, речь не может идти об абсолютной свободе человека как сотворенного существа, т.к. на нее влияет много причин, что и определяет наш выбор.

Уже в истории Израиля ярко заметно проявление Его милости, принимаемой или отвергаемой через выбор, предоставляемый Богом: «Скажи им: живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. Обратитесь, обратитесь от злых путей ваших; для чего умирать вам, дом Израилев?» (Иезекииль 33:11). Не менее созвучны с этим и слова Моисея, передававшего волю Бога израильскому народу: «Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери (т.е. выбери, вставлено мной) жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Второзаконие 30:19). Зачем же что-то предлагать, если человек, согласно кальвинизму, лишен права выбора и даже не способен к нему? Подобных призывов на страницах Библии весьма много, и они основаны на том, что те, к кому обращается Бог, не смотря на то, что они грешники, способны Его услышать и покаяться. Как-то это совсем не похоже на то, что утверждают кальвинисты о полной греховности человека и его неспособности услышать Бога и тем более примириться с Ним. Нелепо верить в то, что любящий Бог только заигрывает с людьми подобными приглашениями, а на самом деле уже многим из них Он определил ужасную участь. Это не имеет отношения к библейскому откровению и образ такого бога ужасен.

Понимание слов апостола Павла о том, что человек «мертв по грехам и преступлениям», в толковании кальвинистов выглядит не так, как тому учит Библия. Согласно их взглядам, человек всесторонне мертв и не может ни услышать Его призыв, ни поверить, ни покаяться, пока Бог Сам не оживит его через рождение свыше (по сути уже спасет), после чего он и будет способен покаяться. Однако этому прямо противоречят многие примеры жизни людей, представленные в Библии. Кроме огромного количества евреев, имевших общение с Богом, это и «мертвый» Каин, разговаривающий с Богом; это Валаам и Иофор, тесть Моисея; это тиран Навуходоносор и «помазанник, пастырь» царь Кир. Список можно продолжить. Возникает только один вопрос: как же эти «по кальвинистски» мертвые люди могли разговаривать с Богом, да еще и слушаться Его при их-то полной греховности?! И как же эти идеи способны объяснить слова апостола Павла о способности грешников к искательству Бога — Деян.17:26-27.

Вопрос благодати в учении Кальвина по понятным причинам занимает важное место. Однако то, как ее представлял Кальвин, находится в серьезном противоречии Слову Божию, которое учит, что благодать Божья, получаемая нами является даром, т.е. не по нашим делам (Ефесянам 2:8-9) и распространяется на всех людей, а не только на некую группу избранных:

«Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков...» (Титу 2:11);

«Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тимофею 2:4).

«Господь... не желает, чтобы кто-нибудь погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2 Петра 3:9);

«Любовь Христова объемлет нас... Христос умер за всех...» (2 Коринфянам 5:14-15);

«Ибо всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать. О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!» (Римлянам 11:32-33).

Впрочем, любовь к своим конфессиональным догматам в сердцах и умах учителей кальвинизма оказалась столь велика, что в сравнении с их любовью к Божьему слову, явно выигрывает. Чтобы как-то выпутаться из этих нелепых утверждений о спасении не всех, а только избранных, они изобрели откровение о двух волях Божьих: воле желающей и воле определяющей от вечности. И, конечно, воля желающая, уступает другой воле. Как-то даже неловко критиковать подобные утверждения. Надо сильно любить свои заблуждения, чтобы такое выдумать.

Кальвин и его последователи, вопреки Писания, разделили человечество на два рода людей: «малое стадо» избранных к спасению в силу непостижимого решения Божия, и обреченное большинство, которое принципиально не может спастись, невзирая на все их усилия и желание спасения. Более того, это большинство призвано в этот мир только для того, чтобы доказать, что эти человеческие усилия бесплодны пред лицом всевластия Божия и своей судьбой должны как-то прославить Его любовь и благодать. Как-то очень неуютно становится от таких утверждений. Неужто библейский Бог нуждается в таких способах и такой цене прославления... Это было бы хоть как-то понятно, если бы речь шла о детях блудницы, о которых Ветхий Завет говорит, что «Сын блудницы не может войти в общество Господне, и десятое поколение его не может войти в общество Господне» (Второзаконие 23:2). Однакодаже там есть надежда, в отличие от учения Кальвина. Более того, как же можно судить того, кому принципиально не была дана возможность к спасению. И в чем тогда вина человека, если он, как приговоренный к погибели, жил в согласии с этим приговором. Не возникнет ли странный парадокс, что он как раз и явил послушание в том, что даже и не думал о спасении, продолжая жить во зле. Он тогда просто хороший исполнитель Его воли, и за что же его тогда судить? За его послушание воле Бога?! Странно...

Слова же Христа о том, что «много званых, но мало избранных» (Матфея 22:1-14), на что ссылаются в своих толкованиях кальвинисты в оправдание избранности к спасению, вообще невозможно понимать в русле их убеждений. Званым представлялся выбор и их не один раз звали, но их отвержение вызвано их отказом... Это очень важно отметить, т.к. «званые» должны были стать «избранными» через согласие на приглашение, иначе, зачем их вообще звали? А может со «зваными» просто немного заигрывали? Да, и еще кое-что, больше как пища для умов учителей кальвинизма. В тексте притчи есть еще одна группа людей, которой заменили званых: у них от вечности какое было определение??? И как же тогда понять судьбу «званых» в русле «непреодолимой благодати» кальвинизма: она что, в этом случае не справилась с их отказом?

Учение Кальвина о предопределении также противоречит и одному из основных свойств Божиих — святости, т.е. полной непричастности злу. Учение о предопределяющем действии Божием в понимании кальвинизма, порождало неизбежное противоречие: если все предопределяется Богом, значит, Он Сам есть виновник и причина появления зла и несет ответственность за все, что происходит. Ведь грех тогда совершается не в силу выбора человека, а по Божьему предопределению, как бы от этого ни отбивались некоторые умеренные кальвинисты. Бог становится не только источником спасения, но и причиной гибели, а зло существует не по воле людей, добровольно избирающих его, а по воле Самого Бога, Который посылает зло людям, зная, что они бессильны не только ему противостоять, но определены его делать. Впрочем, он не первый, кто это говорил. На это стоит обратить особо пристальное внимание. Согласно Писанию, только «сделанный грех рождает смерть». Человек должен попасть в ад как результат наказания за сделанный грех. Если человек определен от вечности для вечных мучений, справедливость Божья должна это предопределение утвердить во времени, в форме наказания за нарушения Его закона. Но если он уже определен к мучениям, тогда Бог должен был сделать так, чтобы не имеющий греха человек в Эдеме, непременно согрешил, но не столько по своей воле (ее ведь нет), а по Его определению. Однако такого образа Бога в Библии нет, это ложь на Его любящее и справедливое сердце!

Пытаясь как-то выбраться из этого логического тупика и как-то обосновать свои убеждения, Кальвин учил, что предопределение Божие для судьбы человека исходит из Его всеведения (т.е. знания), в понимание которого он вкладывал небиблейский смысл: «Бог знал все, что должно произойти, а не знать Он не мог, ибо все произошло от Него и по Его воле». Но эта попытка изменяет лишь форму предопределения, а не его суть. Последователи кальвинизма не раз пытались как-то обосновать этот тезис, но на самом деле все более его запутывали. По их взглядам получается, что Бог знает только потому, что он уже заранее определил этому быть. Как-то это напоминает Шекспира с его драмами. Причина, почему Бог решил одних привести к спасению, а других предать вечной погибели, так и остается неведомой, и Кальвин сам вынужден признать это: «Когда спрашивают, почему Бог так делает, надо отвечать: потому, что Ему так угодно». М-да, когда сказать нечего, так и надо отвечать...

Человек в понимании кальвинистов лишен дара выбора, который за него совершает Бог. Однако в случае с учением Кальвина, Бог представляется уже не благим и любящим, как Его представляет Библия, а достаточно жестоким, чтобы определить людей в ад без права на спасение при жизни.

Некоторые исследователи на фоне этих утверждений подозревали Кальвина, и, видимо, не без причины в признании относительности понятий добра и зла в отношении Бога. Он, как существо беспредельное, не подчиняется никакому закону и то, что с нашей точки зрения считается злом, не имеет для Него нравственного качества. Однако это уже не богословие, а сфера философских категорий. Если же эти взгляды действительно имели место, то они были неизбежны в этой системе взглядов, иначе возникает тупик в понимании Бога и попытке примирить непримиримое. Однако в этом утверждении таится некое «богословское» лукавство, т.к. «закон свят и духовен» и является выражением Его нравственного характера. Если же «тень» закона свята (Евр.10:1), как же может источник, его пославший, быть не свят?! Ведь вера базируется на примере жизни и поступков того, кто от нас нечто ожидает или требует. Видимо, эти взгляды о некой относительности добра и зла и легли в основу немалого числа преступлений, свершенных в Женеве не без согласия и даже при прямом указании реформатора.

В конечном итоге это неизбежно приведет к возникновению некого нравственного коллапса в отношении справедливости и правосудия: если человек лишен определенной свободы, то он и не может нести ответственности за произвольное или непроизвольное зло, особенно когда оно приходит в его жизнь по воле неизмеримо более сильной, чем человек, личности. За что же тогда Бог наказывает человека, не давая ему свободы избрать иное? О каком суде тогда можно вести речь? Это прямо противоречит принципам справедливости и правосудия, представленным Богом в Святом Писании. Человек не создан быть роботом или некой бесправной фигурой на шахматной доске вечности.

Слава Богу, что Писание предлагает нам другой взгляд на этот вопрос, отличный от понимания кальвинизма: «Ибо вы к тому призваны, потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, чтобы мы шли по следам Его. Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его. Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному» (1Пет.2:21-23). Пример для следования основан на отношениях Отца и Сына и показывает праведность Бога всегда и везде, а не относительность Его взглядов и поступков, согласно обстоятельств. Если Он Праведный Судия, то Христос не мог не знать о том, что принципы справедливости у Отца одни и для небес, и для земли. Иначе, зачем все отдавать в Его руки, если результат непредсказуем и относителен.

При более близком знакомстве с учения реформаторов возникает подозрение о возможности формирования некоего богословия «нравственного безразличия» в делании заповеданного добра — «Ибо мы - Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять» (Ефесянам 2:10).

Действительно, какой смысл человеку стремиться делать добро, служить Богу, жертвовать многим в своей жизни ради Христа и евангелия, если он уже предопределен к безусловному спасению, независимо от его нравственных поступков и даже падения. Если небеса неотвратимы, зачем ради них страдать, терпеть, нести свой крест, к чему постоянно призывает Библия... В этом случае логично утверждать, что спасение невозможно утерять. Это известный тезис современных кальвинистов: «спасен однажды - спасен навсегда», что является одним из пунктов кальвинизма о «неотступности святых». Здесь уместно сказать, что спасение действительно нельзя утерять, но не в смысле взглядов кальвинистов, а с точки зрения Библии. От него можно только отказаться! Спасения покоится не в нас, а во Христе, Который на небесах. Свергнуть Его оттуда — невозможно! Нельзя потерять то, что находится не в нас! Это также нельзя украсть у нас по той же самой причине: спасение не в нас, а во Христе. Наша задача пребывать в Нем, как Он Сам об этом говорил. Однако, если человек своими поступками или словами отрекается от Бога, он отворачивается от спасения, теряя его в виду собственного выбора, т.е. он просто отказывается от спасения, становясь отступником:

«Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и не способны ни к какому доброму делу» (Титу 1:16).

«Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами» (Марка 8:38).

Других библейских предупреждений об опасности отступничества адресованных верующим людям представленных на страницах Библии, более чем достаточно.

Взгляды Кальвина и его последователей в вопросах безусловного спасения (не зависящего от поступков человека) не соответствуют Писанию, как бы они ни старались доказать обратное. Конечно, текстов, на которые ссылаются реформаторы в доказательство своей правоты весьма много, к примеру, Римлянам 8:35-39. Текст имеет единственную цель: утвердить в уверенности, что ничто во вселенной не может превышать силу любви Бога. Однако в понимании кальвинистов и в этом случае не рассматривается выбор человека, но утверждается неизбежность. Текст же с учетом сказанного апостолом раньше по сути утверждает надежду и призывает к усилиям в преодолении всех преград, держась любви и веры. Это также соответствует словам апостола, обращенным к Тимофею, чтобы он «держался вечной жизни...», преуспевая в любви (1Тимофею 6:11-12). Зачем же призывать держаться, если тебе ничего не может угрожать и у избранного уже отсутствует выбор другой судьбы.

Различных примеров предупреждения о необходимости беречь спасение и о том, что можно его оставить, отказаться, потерять, ввиду отказа жить по Его правде, весьма много как в учении Христа, так и Его апостолов:

«И сказал сию притчу: некто имел в винограднике своем посаженную смоковницу, и пришел искать плода на ней, и не нашел; и сказал виноградарю: вот, я третий год прихожу искать плода на этой смоковнице и не нахожу; сруби ее: на что она и землю занимает? Но он сказал ему в ответ: господин! оставь ее и на этот год, пока я окопаю ее и обложу навозом, - не принесет ли плода; если же нет, то в следующий [год] срубишь ее» (Луки 13:6-9);

«Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой - виноградарь. Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода... Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие [ветви] собирают и бросают в огонь, и они сгорают» (Иоанн 15:1-2,6);

«Посему я все терплю ради избранных, дабы и они получили спасение во Христе Иисусе с вечною славою. Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас; если мы неверны, Он пребывает верен, ибо Себя отречься не может» (2 Тимофею 2:10-13);

«Ибо невозможно - однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святаго, и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века, и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются [Ему]...» (Евреям 6:4-9);

«Ибо если мы, получив познание истины, произвольно грешим, то не остается более жертвы за грехи, но некое страшное ожидание суда и ярость огня, готового пожрать противников...» (Евреям 10:26-31).

Из учения о безусловном предопределении вытекает еще одно неизбежное заблуждение — учение о непреодолимом действии на человека благодати Божией, пред которой он просто не в силах устоять и вынужден сдаться, т.е. речь опять идет о неком насильственном выборе. Впрочем, у него нет выбора, его за него делает Бог, потому что он избран. Однако это прямо противоречит характеру благодати, представленной апостолом Павлом в послании Римлянам 5:15-16. Согрешение людей связано с выбором, за которым стояло обольщение, т.е. определенное насилие их ума и сердца. Неужели мы должны подозревать дар благодати в чем-то подобном?

Это учение некоторые кальвинисты пытаются вывести из слов Христа: «Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня» (Иоанн 6:44), и из слов Апостола Павла: «Бог производит в нас хотение и действие по своему благоволению» (Филлипийцам 2:13), а также других его слов «...[помилование зависит] не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего» (Римлянам 9:16). Однако приведенные слова Христа и апостола Павла не подтверждают учения кальвинистов о безусловном действии благодати в деле спасения человека. В словах Христа нет ничего, что говорило бы о каком-то насильственном привлечении человека к Нему. Для привлечения к вере и покаянию Бог призвал церковь, чтобы она проповедовала Евангелие и покаяние, как и призывает апостол Павел — 2 Коринфянам 5:20, т.к. «вера от слышания...». Бог Отец «примирил с Собою мир... и дал нам слово примирения...». Именно это слово примирения по воле Отца и призвана нести церковь, через веру и покаяние приводя людей к Христу. Однако будет ли грешник вынужден сдаться под давлением обстоятельств или добровольно принять жизнь вечную, все равно говорит о некотором выборе, что так не хочется признавать кальвинистам. Слова же апостола Павла к церкви в Филлипах вообще не говорят о приходе к спасению, а говорят о сохранении уже полученного спасения «...со страхом и трепетом совершайте свое спасение...» — стих 13. А слова из послания к Римлянам не имеют отношения к спасению, а только о милости прощения к согрешившим времен Ветхого Завета.

Исходя из учения Христа и апостолов, благодать не действует на людей безусловно, но сообразуется со свободой, нравственным состоянием и с духовной восприимчивостью человека: «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Матф.5:7). Благодать как дар вмещает в себя не только сам факт спасения, но и предварительную работу Духа Святого над человеком, чтобы он мог остановиться и покаяться. Благодать выражается в том, что Бог через проповедь Его детей, жизненные обстоятельства и т.д. обращает внимание грешника на тот опасный путь, которым он идет, предоставляя ему право выбора и покаяние. Благодать основана на желании Бога, Его любви — Иоанна 3:16. Именно это и говорит апостол Павел, что Бог «... хочет, чтобы все люди спаслись...». Как же можно ясно открывать Свое желание и не предоставлять при этом возможности для спасения, как тому учат кальвинисты?! Вопрос только в одном: захотят ли люди воспользоваться этим даром или отвергнут о себе волю Бога, как это было с евреями времен Иоанна Крестителя, не пожелавшими креститься и сотворить «достойный плод покаяния». Да и само покаяние предполагает выбор, а не некую установку.

Однако, как уже говорилось ранее, центральным и неизбежным заблуждением является идея «ограниченного искупления». Если в прежних идеях кальвинизма еще как-то можно пытаться дискутировать о значении слов и т.д., то в этом вопросе можно только открыто противиться слову Божьему. Неизбежность этого заблуждения выходит опять же из заблуждения о том, что не все избраны к спасению. Это ведь логично, что если человек не предназначен к спасению, зачем и жертва за него? Ведь жертва предполагает факт милости и прощения, как это и было задумано Богом. Поэтому Кальвин и его последователи были обречены произнести такой тезис. Ведь в их понятии жертва Христа в отношении не избранных, т.е. не предназначенных к спасению теряет свой смысл и напрасна для не предназначенных к спасению, т.е. не избранных. Можно отметить их некий трепет в понимании святости и ценности Крови Христа, которая просто не может быть, как они считают, пролита за весь мир. Однако Писание ясно говорит о праве всего мира на спасение, основанном на жертве Христа за весь мир:

«Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою и давшего нам служение примирения, потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя [людям] преступлений их, и дал нам слово примирения. Итак мы — посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова просим: примиритесь с Богом» (2 Коринфянам 5:18-20). Все просто: Он примирил, т.е. убрал препятствия, а теперь вы примиритесь с Ним

«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (Иоанна 3:16,17). Слова «мир» и «всякий» имеют значение именно такое, как написано, и им можно только противиться.

Тезис об ограниченном искуплении является ложью на Бога. Этот тезис противоречит Его любви к миру людей и величию Его подвига искупления, жертвы на кресте за грехи всего мира. Естественно, именно за этот тезис современные кальвинисты будут биться «не на жизнь, а на смерть», т.к. если признать, что жертва Христа была за весь мир, т.е. всех людей, тогда все остальные тезисы просто рушатся как карточный домик. Ибо если жертва принесена за весь мир, тогда нужно признать право каждого человека на выбор спасения, а значит на избранность, которую порой так легко отвергнуть тем, кого любит Бог.

Данная проблема в учении кальвинистов особенно опасна в вопросах проповеди евангелия неспасенным людям. Суть в том, что при принятии идеи «ограниченного искупления», необходимо иметь некое личное откровение о том, что тот человек, которому ты проповедуешь - избранный, и ему можно говорить о крови Христа, пролитой для его прощения. Ведь если проповедуешь неизбранному человеку (с позиции кальвинизма), не будет не только результата, но и возникает конфликт совести и даже противления Богу. Как же в этом случае говорить об уверенности в спасении через покаяние множеству людей, которым церковь посылается для проповеди Евангелия спасения. Как тогда расценить работу Духа Святого по обличению мира — Иоанна 16:7-11, ведь в тексте не представлено выборочное обличение избранных. Да и где и в чем тогда обрести достаточно ревности и любви к людям для проповеди евангелия. А может, на земле уже и не осталось непокаявшихся избранных, и «справедливы» взгляды о спасении только 144 000, как то толкуется некоторыми движениями??? Чем эти взгляды хуже идей кальвинизма в вопросах избранности к спасению? Более того, как самому кальвинисту быть уверенным в своем собственном «избрании» к спасению? Подобные вопросы начинают неизбежно мучить и лишать радости немалое число принявших это учение.

Подводя итог столь небольшому анализу взглядов Кальвина и его современных последователей, стоит отметить самое главное: представленные пять тезисов никак не соответствуют Святому Писанию! Взгляды кальвинистов не отрицают греховности человека, жертвы Христа и необходимости покаяния, однако представляют это так, что этим может воспользоваться только ограниченный круг избранных. Чем-то это напоминает многосотлетнюю идею «только для белых» и, к сожалению, многочисленных упреков в этом случае просто не избежать. Самая главная проблема этих взглядов в том, что они представляют Бога и Его природу, которая есть любовь, в ложном свете. Нельзя рассматривать Бога и Его действия только в системе Его всевластия, осознанно или нет, не впуская в нее Его любви и милости. Подобный подход неизбежно приведет к развитию глубоких ошибок в богословии. По сути, Кальвин и Его последователи бросили вызов Его любви и искуплению человечества, представляя человечеству некоторые черты образа Бога, которых нет в Библии. Отказаться им от этого сложно, т.к. за их плечами много лет веры в эти тезисы. В силу этого учителя кальвинизма неизбежно будут настаивать на том, что только эта система взглядов имеет право на истинность и обеспечит церкви победу в жизни. Однако жизнь ставит свои оценки различным идеям и сложно спорить с фактами, смотря на отступничество от учения Христа и Его заповедей, а также духовную скудость церквей и стран, где доминируют реформаторские представления.

Второе, на что хочется обратить внимание, касается отношений с теми, кто искренне верит, что эти пять пунктов кальвинизма являются великим откровением современному христианству. Нельзя отрицать того, что огромное число спасенных людей прежних и нынешних поколей, веруя полностью или частично в эти тезисы, продолжали жить, искренне любя Спасителя и стремясь к святости. Не нам их судить. Нельзя допустить, чтобы разногласия переросли в неприязнь и даже ненависть, ведь мы стремимся в одни небеса, — там, в Его свете, все мы увидим свет. Это всем нам звучит: конфессиональная любовь не должна побеждать любовь к ближнему!

 

Павел Желноваков,

Старший пастор церкви «Филадельфия» г. Ижевска